Поле для смысла

Мой проект - это провокация. Он представляет собой длинную цепочку «пустых» фотографий, на которых отсутствует сообщение, или первоначальный предмет съемки.  

Все эти снимки были сделаны мной в течение 8 лет наших семейных путешествий. И это лишь малая часть архива, который хранится на жестком диске.  

Аккуратно вырезая смысловую часть каждой фотографии, я оставляю только небо. Оно выступает нерушимой константой, независимой от всякой материальности, которую мы так тщательно стараемся запечатлеть и тем самым сохранить в памяти. Время беспощадно ко всему: исчезают и появляются земли, водоемы, города, страны, люди. А небо – незыблемо и  беспристрастно символизирует вечность. Оно везде выглядит одинаково: и во Въетнаме, и в Туле: в солнечную погоду ярко-голубое, а в пасмурную бледно-серое.  

IMG_4695m.jpg
IMG_5804m.jpg
IMG_1787m.jpg
IMG_6306m.jpg

Репрезентативная задача любой туристической фотографии – воспроизведение достопримечательности, общепризнанной или субъективной. Фотографируя в путешествии, мы словно вступаем в отношения с различными объектами: «А вот я на Эйфелевой башне, а тут поднимаюсь на крышу небоскреба…». Еще лет 15 назад мы с гордостью составляли из этих снимков фотоальбомы, хвастались друзьям и родным. Но сегодня, когда путешествуют все, и каждый привозит с собой по сути одинаковые кадры, идеи которых заимствованы из путеводителей и интернета, фотографии перестают быть ценностью, пропадая в глубинах компьютерной памяти. Более того, парадокс нашего времени в том, что зачастую объектив камеры опережает человеческий взгляд. Ведь посмотреть – не главное, главным стало – сфотографировать. И вот так, унося в кармане сотни снимков от каждого памятника или колоннады, мы едва ли можем вспомнить, а памятник-то был?  

Белое поле на моих снимках таким образом представляет собой абсолютно новое визуальное пространство, в которое можно поместить все, что угодно. Более того, если с вашими тревел фотографиями сделать то же, они будут как две капли воды похожими на мои, а значит потеряют свою идентичность, а следовательно, всякую ценность. 

Особенно это актуально в контексте разгоревшейся пандемии. 

Работая с туристической фотографией как с объектом, я таким образом лишаю ее прямого назначения: документирования с целью сохранить в памяти. Мне хочется абстрагироваться от визуальной ценности этих снимков, чтобы сосредоточиться на смысле их создания.  До пандемии не путешествовал только брат моего мужа, как мне кажется. Путешествовали все и очень часто. Мы с мужем выезжали за границу до 5 раз в году.

За полтора года пандемии я путешествовала дважды: на машине в Санкт Петербург и на самолете в Сочи. Оба раза было страшно и некомфортно. Возвращалась домой здоровой – выдыхала.

Можно бесконечно рассуждать о том, что во всем виновата политика, думать, что Ковид – это биологическое оружие и тд и тп. Но все это бессмысленно, потому что это конец. Конец прежней реальности. Никто из нас не может ничего изменить, мы можем только адаптироваться.

Едва ли в ближайшие годы мы сможем с такой же легкостью передвигаться в пространстве. А что если путешествия на долгое время станут для нас столь же трудно достижимыми, как когда-то в 60-е – 80-е золотые украшения и джинсовки для наших мам и бабушек? В таком случае нам тем более стоит пересмотреть ценностную составляющую тревел фотографии. Имеет ли смысл бездумно щелкать кнопкой или все же лучше сохранить что-то стоящее и в памяти, и на снимке?

 

IMG_4040m.jpg
IMG_5382m.jpg

Сегодня я ищу смысл в новой реальности. Пандемия изменила все, и в том числе ценность путешествий.

Раньше провести отпуск вне дома означало повидать что-то новое, развеяться. А сейчас – это глоток свободы, которую можно потерять в любую минуту. 

Получится ли у нас снова испытать счастье, умиление, восхищение или страх, если мы не увидим на фото никаких объектов, разрешающих нам что бы то ни было испытывать? Что остается с нами: тысячи забытых похожих картинок, иллюстрирующих чувство, или само чувство?